В конце марта сенатор Антон Беляков предложил запретить суррогатное материнство в России — под предлогом того, что местная законодательная база недостаточно хороша и Россия становится прибежищем «репродуктивного туризма».

О суррогатном материнстве люди знают мало, так что за ним тянется шлейф стереотипов и мифов, а вспоминают о нём чаще всего в связи с шумными историями звёзд эстрады. Мы поговорили со всеми участниками процесса: суррогатной матерью, биологическими родителями, семейным психологом и директором агентства суррогатного материнства, — и попытались разобраться, как всё устроено изнутри, какими законами регулируется и почему давлению и порицанию подвергаются все стороны. Кстати суррогатная мать цена россия есть на сайте surbaby.ru.

Анна (имя изменено по просьбе героини) из-за диагноза, который ей поставили ещё в детстве, всегда знала, что не сможет выносить ребёнка, и, осознав ситуацию, относилась к ней спокойно. «Думала так — может быть, усыновлю, а может, вообще проживу без детей — пока вопрос семьи был гипотетическим, я особо на этом не зацикливалась», —

рассказывает она. Потом стала встречаться с будущим мужем, и пара захотела детей. Рассматривали разные варианты и в конце концов решили попробовать суррогатное материнство — это давало возможность стать биологическими родителями, а ещё не хотелось сталкиваться с органами опеки и бюрократией при усыновлении. Конечно, не было никаких гарантий, что всё получится, но к более сложным вариантам всегда можно было вернуться.

Наша героиня рассказывает, что суррогатное материнство — процесс сложный и физически, и финансово, и морально. Изучив тему, она пришла к выводу, что принято осуждать всех: и суррогатную мать, и родителей, которые пользуются её услугами. Во многом это связано с недостатком знаний и информации; например, считается, что к услугам суррогатной матери прибегают «богатые и ленивые» женщины, которые не хотят вынашивать беременность и портить фигуру. При этом критики забывают, что биологической матери тоже приходится нелегко: извлечению яйцеклеток предшествует длинный курс гормональных инъекций, которые часто приводят к набору веса, тяжёлым перепадам настроения и другим осложнениям. К тому же с первой попытки всё выходит редко. Не исключено, что суррогатное материнство может выбрать женщина, не желающая быть беременной, но всё же в подавляющем большинстве случаев речь идёт о парах, которые по той или иной причине не могут иметь детей.

«Супруги переживают сильнейший стресс, — напоминает Дарья Грошева, семейный психолог и основательница проекта Familybuilding. — Им необходимо признать своё поражение, а на это способен далеко не каждый». Есть и другие нюансы, например, сперматозоид и яйцеклетка могут принадлежать не биологическим родителям, а донорам: «На этом этапе родители переживают утрату собственных надежд, — продолжает психолог, — и чужеродный материал может спровоцировать последующее отторжение мужчиной или женщиной ребёнка как „не своего“».

По словам Анны, чью дочь вынашивала суррогатная мать, те, кто может иметь детей, никогда не поймут тех, кто не может. «Окружающие задают вопросы: почему не усыновили (а почему мы должны были усыновлять?), почему ты не кормишь грудью (а почему я должна оправдываться?), наконец, зачем вы пошли против „судьбы“ и сделали нечто неестественное? Я думаю, мы, люди, тем и отличаемся от животных, что стараемся как-то менять свою жизнь и принимать решения, а не плыть по течению. Если уж на то пошло, то носить одежду, строить дома, лечить болезни тоже неестественно».

Еще интересные статьи :