Посольства в МосквеВ ноябре 1937 г., в то время, когда в Брюсселе проходила конференция девяти держав, Сталин неожиданно пригласил к себе Чжан Чуна, в то время советника китайского посольства в Москве, и заявил ему, что по его мнению, Китай ведет военные действия упорно и хорошо, и что, если обстановка сложится не в пользу Китая, Советский Союз объявит войну Японии.

В 1938 г. начал быстро оформляться тройственный союз Японии, Германии и Италии. Москва считала войну Китая против Японии полезной с точки зрения обеспечения своей безопасности. Поэтому СССР рассчитывал на то, что эта война станет затяжной. Столь дружественное внешне отношение Советского Союза к Китаю и его военная помощь, оказываемая нам для того, чтобы мы после падения Нанкина и начала японского продвижения на Ухань могли продолжать борьбу, объяснялись именно этими соображениями. Отношение китайских коммунистов к правительству в этот период было лишь одним из проявлений этой политики Советского Союза.

10 июня 1938 г. в письме ко мне Сталин выражал «твердую уверенность» в конечной победе Китая. В сентябре, не дожидаясь даже окончания 6-го пленума ЦК КПК, Чжоу Эньлай нанес мне визит в Ухани и передал письмо Мао Цзэдуна, в котором, между прочим, подчеркивалось:

«На 6-м пленуме ЦК нашей партии мы единогласно пришли к выводу о том, что война сопротивления вступает в новый этап, который, с одной стороны, характеризуется большими трудностями, а с другой стороны, большими успехами. Задача, стоящая перед страной, заключается в том, чтобы объединить весь народ, укрепить и расширить антияпонский фронт, твердо вести затяжную войну, мобилизовать новые силы, преодолеть трудности и подготовиться к контрнаступлению.

Еще интересные статьи :